ВЕК ЖИВИ
Как менялся облик российских городов в течение 100 лет

На протяжении истории человечества города были и остаются местом, куда стекаются творческие силы со всей страны и где кипит жизнь. В нашем спецпроекте мы совместно с Citi вспоминаем самые важные и интересные события и явления, которые рассказывают о том, как происходила урбанизация нашей страны на протяжении последних 100 лет.

Появление домов-коммун

Одной из первых ласточек урбанизации в XX веке стало строительство в 1920-х годах домов-коммун. С одной стороны, они были яркими примерами того, как архитектура конструктивизма подстраивалась под нужды стремительно растущего населения. С другой, предполагалось, что именно благодаря таким домам сформируется новый тип городского жителя: смело смотрящего в будущее и сконцентрированного на интеллектуальном и профессиональном развитии, а не на обретении материальных благ.

От современных общежитий такой тип строений отличался тем, что, согласно задумке, в небольших комнатах-отсеках люди должны были только спать. Все остальное время они проводили в общих пространствах: гостиных, столовых, мастерских, спортивных залах, прачечных. Вполне логично, что адептами такого образа жизни стали главным образом рабочая молодежь, студенты и сотрудники крупных предприятий. Над разработкой макетов коммунального новостроя работали выдающиеся инженеры и архитекторы: Иван Николаев, Моисей Гинзбург, Иван Леонидов.

Увы, строительство домов-коммун так и не стало массовым. Однако по сей день дом Наркомфина в Москве или дом инженеров и писателей в Санкт-Петербурге напоминают о временах, когда в основу урбанистической культуры пытались положить принцип равенства.

Культура танцплощадок

Поздний вечер, огороженная площадка в парке, яркий свет фонарей, нарядные пары кружатся под ритмичную, неуловимо знакомую музыку, а на возвышении усатые парни в брюках клеш играют на затейливой формы электрогитарах — такую мизансцену можно увидеть в десятках, если не в сотнях советских фильмов.

Гости VI Всемиронго фестиваля молодежи и студентов
из Германской Демократической Республики и москвичи
танцуют на Тургеневской площади в Москве.
Фото Шапиро/РИА Новости

Импровизированные танцплощадки в СССР стали появляться в сельской местности, а в 1930-е перекочевали на территорию городов. Кажется, что по сравнению с нашими днями тогда в распоряжении людей было намного меньше видов развлечений. Но танцы не просто давали возможность весело провести время: на танцплощадке влюблялись и расставались, ссорились и мирились , обсуждали литературные новинки и последние события.

Танцплощадка притягивала к себе и простых рабочих, и интеллигентов, и военных, и «золотую молодежь». Более того, именно там, по сути, формировалась уличная мода. Один из опорных элементов городской жизни, танцплощадки считались настоящей территорией свободы — и остались таковой и в 80-е, когда трансформировались в дискотеки.

image-4
Развитие метрополитена

Хотя метро часто ругают за то, что в нем душно, шумно и слишком многолюдно, найдется немного способов сделать жизнь в городе более удобной, сравнимых по эффективности со строительством метрополитена.

С 1918 по 1928 год население Москвы увеличилось почти в два раза, и стало понятно, что государство должно обеспечить народ недорогим и быстрым общественным транспортом. В результате летом 1931 года на пленуме ЦК ВКП(б) было принято решение о необходимости проложить в столице метро. К тому времени «подземками» обзавелись уже десятки городов по всему миру, включая Нью-Йорк, Париж и Токио.

Первый поезд московского метро совершает
пробный рейс. Фото РИА Новости
Рабочие лесопильного завода №1 имени Ильича
трудятся на субботнике по строительству метро
в районе Волхонки. Фото РИА Новости

Первая линия, или очередь, московского метро открылась четыре года спустя и охватывала станции от «Сокольников» до «Парка Культуры», а позже метрополитены появились в Ленинграде, Новосибирске, Казани. При этом метро не только выполняло утилитарные функции: оно стало еще и чем-то вроде всегда открытого музея. Внимательно посмотрев на карту метро, сегодня можно с легкостью проследить за тем, как раздвигались границы города, как появлялись новые районы, как менялся архитектурный облик Москвы — от сталинского ампира к хрущевскому минимализму.

Названия станций до сих пор служат напоминанием о важных вехах в развитии столицы: «Спортивная» — о появлении стадиона «Лужники», «Университет» — о строительстве университетского городка МГУ, «Аэропорт» — об основании Центрального московского аэродрома.

image-7
Возведение городов
вокруг секретных предприятий

Выражение «город-призрак» в первую очередь навевает мысли о заброшенных населенных пунктах — с полуразрушенными домами, пустынными проспектами и перекати-полем, меланхолично курсирующим по улицам. Однако в советских городах-призраках люди не просто жили, а еще и строили успешные карьеры.

ЗАТО, или закрытые административно-территориальные образования, стали появляться в СССР в 1940-е годы на фоне активной разработки атомного оружия. Они возводились вокруг предприятий и режимных объектов: заводов, производивших компоненты ядерных боеприпасов, центров управления полетами, баз подводных лодок и т.д.

image-8

На первый взгляд, ЗАТО ничем не отличались от обычных городов: тихие жилые районы, зеленые скверы, дома культуры. Вот только на карту страны они нанесены не были, а названия их звучали загадочно: Красноярск-45, Томск-7, Арзамас-16. В закрытые города переселялись вместе с семьями талантливые инженеры, ученые, военные. Они подписывали обязательство о неразглашении государственной тайны и не могли свободно перемещаться по стране. И в то же время перспектива жить и работать в ЗАТО была весьма заманчивой: не столько из-за повышенных зарплат, сколько из-за того, что именно там создавались новейшие технологии, которые двигали страну по пути прогресса.

Сталинские высотки
как элитное жилье

Заселяясь, пусть и ненадолго, в квартиру профессора Тихомирова, героини киношедевра Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» поначалу невольно робеют перед строгой консьержкой в облицованном мрамором холле, а потом не могут сдержать восторга и вальсируют по просторным светлым комнатам.

Их реакция вполне понятна: дом на Кудринской площади и другие сталинские высотки ассоциировались с богатой и благополучной жизнью. Квартиры в них давали только за выдающиеся заслуги перед родиной — ученым и политикам, актерам и писателям.

Москва. Строительство здания гостиницы «Ленинградская»
на Каланчевской улице. Фотохроника ТАСС

Впрочем, и нежилые здания, входящие в комплекс, который порой в шутку называют «семь сестер Сталина», задумывались не просто как архитектурный ансамбль, а еще и как символ мощи государства. Построенные в конце 1940-х — начале 1950-х годов здание МГУ, гостиница «Украина», дом на Котельнической набережной были, по сути, ответом американским небоскребам, а со временем превратились в важнейший элемент московской городской культуры.

Советские автобусные
остановки как арт-объекты

В 2014 году канадский фотограф Кристофер Хервиг проехал почти 30 000 километров по странам бывшего Советского Союза, чтобы запечатлеть удивительные произведения искусства, созданные в ту эпоху. Объектом его внимания стали не памятники, не фонтаны, не мемориальные доски на домах и даже не сами дома, а... автобусные остановки.

СССР. Абхазская АССР. 1 июня 1979 г. Автобусная остановка
на дороге Гагра — Пицунда. Иосиф Давиташвили, Малхаз
Датикашвили. Фотохроника ТАСС

Хотя первые автобусы появились еще в Российской империи, лишь к середине XX века они стали основным видом общественного транспорта и заодно подарили множеству художников и дизайнеров, имен которых мы, увы, никогда не узнаем, возможность выразить себя.

Во времена, когда официальное искусство контролировалось государством, мастерам, работавшим над декором автобусных остановок, предоставлялась полная свобода. Выложенные мозаикой или расписанные психоделическими узорами, украшенные лепниной или скульптурами животных, повторяющие по форме казахскую юрту или калпак, традиционный киргизский головной убор, они в результате стали жемчужинами архитектурного модернизма, разбросанными по огромной стране.

image-13
Появление массового
доступного жилья

К середине XX века нехватка жилплощади в стране стала серьезной проблемой: люди перебирались из сельской местности в города, плотность населения которых и так была плотной. В результате в одной квартире могли ютиться одновременно несколько семей. Возникла острая необходимость жилищной реформы, а поскольку процесс внутренней миграции не прекращался ни на секунду, новые дома нужно было возводить быстро и эффективно.

Жилой район Черемушки. Фото А. Жигайлов/РИА Новости

Под личным контролем Хрущева архитекторы подготовили проекты типовых четырех- и пятиэтажек, массовое строительство которых началось в 1956 году. Выполненные в стилистике функционализма, они были лишены излишеств вроде лепнины на фасадах, но роль их изначально заключалась не в том, чтобы украсить облик города: так называемые «хрущевки» в первую очередь были призваны реализовать мечту об отдельном жилье.

В результате за десять лет более 50 миллионов человек заселились в собственные квартиры. На месте старых, наполовину опустевших селений возводились целые районы, сверкавшие чистотой и свежестью, и этот процесс сопровождался предвкушением счастливой жизни. О московских Черемушках, где появились первые хрущевки, композитор Дмитрий Шостакович даже написал оперетту, а само слово «переезд» тогда стало синонимом праздника.

image-15
Летние Олимпийские
игры 1980 года

Не секрет, что страны борются за право проведения Олимпийских игр не только из соображений престижа: Олимпиада означает в том числе приток инвестиций и обновление городской среды. В случае с СССР оно отнюдь не ограничилось появлением на улицах изображений пяти колец и медвежонка Миши и строительством спортивных сооружений вроде велотрека «Крылатское» и стадиона «Дружба» в Лужниках.

Специально для того, чтобы расселить иностранных гостей, в столице возвели несколько гостиниц, включая монументальный гостиничный комплекс «Космос», на открытие которого приехал кумир советских меломанов, французский певец Джо Дассен.

Москва. Олимпийская деревня. Жилые корпуса.
Фото Василия Стужина и Алексея Егорова /Фотохроника ТАСС

Не осталось без внимания и московское метро: в нем повесили новые электронные часы, а названия станций на срок проведения соревнований стали объявлять не только на русском, но и на английском языке. Однако апофеозом подготовки к играм стало появление на западе Москвы Олимпийской деревни. Советские архитекторы и тут пошли по пути функциональности: вместо того чтобы застроить выделенную площадку кукольными домиками, которые после окончания соревнований будут интересны лишь редким туристам, они создали полноценный жилой микрорайон — с поликлиникой, школами, магазинами и кафе.

Вторая жизнь
заводов и фабрик

В СССР заводы и фабрики были не просто местом работы: нередко они становились сердцем городов наряду с музеями, театрами и центральными площадями. Например, появление в Свердловске (ныне Екатеринбурге) в 1930-е годы крупных машиностроительных заводов дало мощный толчок развитию городской инфраструктуры в целом.

Однако со временем приоритеты менялись, а технологии производства совершенствовались. В результате жизнь на некоторых фабриках замирала, а пустые, закрытые за ненадобностью цехи печально ждали сноса. И лишь в XXI веке для этой проблемы придумали радикальное решение: помещения, в которых несколько лет назад бодро гудели токарные станки, сегодня превращают в важнейшие культурные и бизнес-объекты.

Москва. Фасад кузовного цеха завода имени И.А.Лихачева.
Фото В.Зунина /Фотохроника ТАСС

Новую жизнь подарили предприятиям, которые снабжали страну товарами в разное время. На базе Даниловской мануфактуры, на которой в XIX веке выпускали текстиль, создали современный комплекс офисных зданий, а в бывшем дворце культуры завода имени Лихачева, построенном в 1930-е годы, открыли творческие студии, лекторий и библиотеку. Не обошли вниманием и медеплавильный и кабельный завод товарищества «Алексеев, Вишняков и Шамшин». К купеческому роду Алексеевых, кстати, принадлежал знаменитый театральный режиссер Константин Станиславский: именно поэтому деловой центр, в который превратили после реконструкции корпуса завода, носит название «Фабрика Станиславского».

Немного жаль, конечно, что в районе Берсеневской набережной в Москве больше не витает в воздухе отчетливый аромат шоколада. С другой стороны, цехам «Красного Октября» нашли вполне достойное применение: бывшая территория фабрики стала едва ли не самым модным спотом на карте города.

Кондитерская фабрика «Красный Октябрь» на набережной Москвы-реки. Фото Владимир Вяткин/РИА Новости
Развитие высокоскоростного
транспорта

Одна из распространенных шуток о советской эпохе гласит, будто тогда люди мечтали, что вскоре смогут на трамваях ездить на Луну. Конечно, вряд ли в те времена народ был столь наивен, чтобы до такой степени переоценивать возможности технологического прогресса, однако проблема развития высокоскоростного транспорта действительно стояла довольно остро еще в 1970-е годы. Впрочем, масштабно решать ее начали уже в XXI веке.

Сначала в России был разработан опытный образец электропоезда «Сокол», который мог развивать скорость в 250 км/ч, но из-за сбоев в работе в серийное производство так и не пошел, а потом на рельсы встал «Сапсан», способный покрыть расстояние от Москвы до Петербурга или Нижнего Новгорода всего за четыре часа.

Таким образом, одним из главных векторов урбанизации в новом тысячелетии стало стремление сделать население максимально мобильным. Живя в столице, рестораторы открывают новые заведения в Северной Венеции, а специалисты, которые раньше массово стекались в Москву, теперь имеют возможность жить в одном населенном пункте, а работать в другом. К 2030 году планируется проложить высокоскоростные железнодорожные магистрали в десятке новых направлений, а это значит, что городская культура будет обновляться еще более интенсивно.

image-22